Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Звонок по России бесплатный
8 800 55-11-037
Офис продаж:
Нижегородская область, г. Дзержинск, Автозаводское шоссе, д. 69Б
Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Главная » Все записи » Страница 7
Блог Гликоли.ру:
Как мы работаем для вас
30 сентября, 2022
Как «Казаньоргсинтезу» помогает «СИБУРизация»?

Многопрофильный химзавод из столицы Татарстана получил мощный импульс для развития за счет присоединения к СИБУРу. У ведущего нефтегазохимического холдинга страны есть несколько вариантов решения давней проблемы химзавода с сырьем и неполной загрузкой.

Многопрофильный химзавод из столицы Татарстана получил мощный импульс для развития за счет присоединения к СИБУРу. У ведущего нефтегазохимического холдинга страны есть несколько вариантов решения давней проблемы химзавода с сырьем и неполной загрузкой.

«Казаньоргсинтез» — что изменилось после присоединения к СИБУР

Сила в полимерах

«Казаньоргсинтез» (КОС) стал частью СИБУРа в 2021 году в рамках покупки холдингом активов группы ТАИФ. В лице предприятия СИБУР приобрел одного из крупнейших производителей полимеров в РФ. Численность персонала КОС превышает 8,6 тыс. человек. Ассортимент включает 170 позиций — покупатели есть на внутреннем рынке и почти в 40 странах мира. Завод способен выпускать 1,7 млн тонн продукции в год.

По данным отчетов, порядка 90 % выручки КОСу обеспечивают три продукта:

  • Полиэтилен низкого давления (доля в выручке до 50 %).
  • Полиэтилен высокого давления (доля в выручке до 20 %).
  • Поликарбонат (доля в выручке до 20 %).
КОС — единственное российское предприятие, где выпускают поликарбонат и бисфенол А (вещество, выступающее отвердителем пластмасс и компонентом для изготовления эпоксидных смол).

Основная производственная единица КОС — завод. Соответственно, в структуре есть заводы полиэтилена низкого давления, полиэтилена высокого давления, поликарбонатов, бисфенола А, этилена и т.д.

Нестандартный МЭГ

КОС входит в большую тройку отечественных производителей моноэтиленгликоля (МЭГ). Предприятие не может конкурировать в объемах с коллегами по СИБУРу — заводами «СИБУР-Нефтехим» и «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ). Казанская площадка в год дает примерно 5 % произведенного в стране МЭГ (≈ 20 тыс. тонн).

У КОС самое молодое производство МЭГ в России: первый этиленгликоль выпустили в 2008 году. Тогда на предприятии запустили завод поликарбонатов, работающий по бесфосгенному методу японской корпорации Asahi Kasei Chemicals. Сырьем выступают окись этилена, углекислый газ, бисфенол А. Собственно МЭГ получают как побочный продукт ключевого химико-технологического процесса — синтеза диметилкарбоната из этиленкарбоната и метанола.

Несмотря на скромные объемы выпуска МЭГ, те самые 5 % КОС становятся значимым фактором для розничного рынка в период дефицита продукта при растущем сезонном спросе.

У поликарбонатов повышенная термостойкость и ударопрочность. Их применяют в автомобилестроении, электронной промышленности и медицинской технике, строительстве. За время с ввода завода поликарбонатов КОС увеличил его мощность с 65 тыс. до 100 тыс. тонн.
Казаньоргсинтез — основные показатели завода

Нехватка сырья

У КОС есть особенность с жирным знаком «минус». Дефицит сырья сдерживает развитие производства маржинальных продуктов и делает предприятие чрезвычайно зависимым от внешних поставок.

Завод этилена КОС хронически недозагружен этаном — наименее затратным в переработке сырьем для получения этилена. Эксперты говорят о годовом дефиците 280 тыс. тонн этана. Проблему решают покупкой сжиженного углеводородного газа (СУГ), теряя в эффективности: для производства тонны этилена необходимо 1,25 тонны этана или 2 тонны СУГ.

Мощности двух поставляющих этан заводов ограничены, а пропускная способность действующего этанопровода, по которому на КОС идет сырье, не позволяет наращивать закупки востребованного газа. Готовый этилен также закупают на НКНХ. Но возможности нижнекамского предприятия лимитированы — считается, что НКНХ не может поставлять соседям более 100–110 тыс. тонн этилена в течение года.

Читайте также: Новая жизнь «Нижнекамскнефтехима» — как сила СИБУРа помогает второму производителю МЭГ в РФ держать удар
Из-за сырьевой проблемы завод этилена КОС неоднократно останавливал работу. Недозагрузку мощностей предприятия из-за нехватки этана и этилена оценивают в 5–10 %.

Проблему решат в Нижнекамске

С сырьевой проблемой КОС ничего не смогли поделать предыдущие собственники из ТАИФ. Ее решение станет непростой задачей и для СИБУРа.

Оперативным решением стала запитка завода СУГом для производства этилена — сырье поставляют с других заводов СИБУРа. На предприятии сообщали, что в 2021-м получили на треть больше СУГ, чем планировали. Однако пиролиз привозного СУГ — временная мера, приемлемая в периоды высоких цен на пластики, а при другой рыночной ситуации «разгоняющая» себестоимость продукции.

СИБУР выражал готовность поучаствовать в проекте расширения пропускной способности действующего этанопровода, однако поставщики не планируют наращивать производство этана.

Настоящим «спасением» КОС может стать завершение НКНХ проекта «Этилен-600». СИБУР, приобретая предприятия в Татарстане, обязался довести до конца уже стартовавшие там инвестпроекты. Несмотря на санкции и новые вызовы, работы на площадке продолжаются. Большая часть нового этилена пойдет на нужды самого НКНХ, излишки СИБУР готов направить на КОС. О том, что даст ввод «этиленника» российской нефтегазохимии читайте в нашем материале.

«Этилен-600» позволит перерабатывать 1,8 млн тонн прямогонного бензина для получения 600 тыс. тонн этилена, 273 тыс. тонн пропилена, 249 тыс. тонн бензола. Предполагалось, что строительство завершат до конца этого года, а в 2023-м комплекс даст продукцию. На начало 2022 проект был выполнен на треть.

Решением другого порядка, которое полностью снимет сырьевое проклятье КОС и удвоит там производство полиэтилена, может стать строительство под Казанью газоперерабатывающего завода (ГПЗ) для отбора этана из магистрального газопровода. Партнером по капиталоемкому проекту СИБУР видит «Газпром» — в прошлом году компании провели технико-экономическое обоснование. Эксперты писали, что ГПЗ мощностью 2 млн тонн этана в год может быть запущен не ранее 2030 года. В 2022-м по этой инициативе нет новостей — стороны если не отказались от проекта, то сдвинули сроки вправо.

Читайте также: Сможет ли кто-то кроме СИБУРа запустить производство гликолей в РФ? Присмотримся к ЛУКОЙЛу

Влияние санкций

Согласно инвестпрограмме КОС до 2025 года, принятой до того, как предприятие вошло в контур СИБУРа, мощности по выпуску полиэтиленов должны вырасти на треть — до 1 млн тонн в год. Достижение этой цели зависит от ввода комплекса «Этилен-600».

Помимо сырьевых проблем, СИБУР столкнулся на КОС со специфическими вызовами этого года, которые связаны с остановкой технологического партнерства с западными компаниями. Это прямо сказывается на реализации проектов развития КОС.

Так, в Siemens объявили о выходе из проекта строительства парогазовой электростанции мощностью 250 МВт для КОС. Объект, который по плану должны были ввести в 2023 году, должен сократить затраты предприятия на покупку электроэнергии и снизить себестоимость продуктов. Сейчас для достройки электростанции ищут другого подрядчика. Ситуация сложная, но не критическая: на площадку успели завезти основное оборудование, включая турбину.

Больше неопределенности с инвестпроектом увеличения выпуска сэвилена на КОС в 7,5 раз — до 100 тыс. тонн в год. Летом в СМИ Татарстана была информация, что проект стоимостью 130 млн евро поставлен на паузу. Причина — отказ от продолжения сотрудничества японской компании Sumitomo Chemical, которая является лицензиаром технологии. КОС — эксклюзивный производитель этого материала в РФ, однако возможности казанского завода покрывают только 1/5 потребностей внутреннего рынка. О том, что КОС и СИБУР будут делать с сэвиленовым проектом пока непонятно.

Сэвилен (полиэтилен-винилацетат) похож на полиэтилен, но обладает лучшей эластичностью и долговечностью. Материал востребован рынком. Его используют в обувной промышленности, в материалах для теплиц, автомобильных ковриков и мягких полах спортзалов.

Все по-новому

2022 год для КОС проходит под знаком интеграции в СИБУР. Холдинг намерен привнести хорошо зарекомендовавшие себя на других площадках управленческие практики и технологии, повысить общую операционную эффективность завода.

Основные новации СИБУРа на КОС:

  • Внедрили IT-решения для производства и вспомогательных процессов. Системы ЭКОНС, СУУТП и RTO оптимизируют потребление ресурсов и повышают выпуск маржинальных продуктов.
  • Создали структуру, в которой централизовали функции юридической и кадровая поддержки, документооборота. Часть вспомогательного персонала вывели на аутсорсинг.
  • Выставили на продажу непрофильные имущественные активы на балансе предприятия.
  • Подключили КОС к общекорпоративной системе производственной безопасности, сотрудникам доступна система оповещения «Молния».

В составе СИБУРа у КОС появилось больше возможностей для решения новых вызовов и старых проблем. Опция выпуска МЭГ в столице Татарстана позволяет холдингу более гибко управлять загрузкой основных гликолевых площадок («СИБУР-Нефтехим» и НКНХ). Гипотетические перспективы увеличения выпуска МЭГ на КОС также связаны с решением этан/этиленовой проблемы: ключевым элементом процесса производства поликарбоната (и МЭГ) является окись этилена.

28 сентября, 2022
Все в лес! Финны из UPM в 2023-м запускают производство МЭГ из древесной биомассы

В проект первого большого завода биогликолей в Европе инвестируют 750 млн евро. Его запуск ознаменует переход от тестирования технологий к этапу промышленного производства этиленгликоля из возобновляемого экосырья.

В проект первого большого завода биогликолей в Европе инвестируют 750 млн евро. Его запуск ознаменует переход от тестирования технологий к этапу промышленного производства этиленгликоля из возобновляемого экосырья. МЭГ нефтегазового происхождения больше не в тренде?

«Деревянные» гликоли — промышленное производство уже в 2023

О заводе «деревянных» гликолей

UPM Biochemicals — «дочка» UPM, финского концерна, который специализируется на лесопереработке, выпуске пиломатериалов и бумаги. С середины нулевых UPM создает из древесины инновационные экологически чистые химикаты различного назначения.

Ключевое производство химвеществ UPM Biochemicals разместят не в богатой лесами Финляндии, а в промышленном сердце Европы — Германии. Выбор локации обусловлен логистикой и близостью к конечным потребителям. Сейчас на площадке 15 гектаров около города Лойна кипят строительные работы: завод биохимикатов обещают ввести в строй в конце следующего года, а в 2024-м он должен выйти на проектные мощности — 220 тыс. тонн продукции в год.

Сырье для биохимикатов — экологически чистая древесина лиственных пород из местных лесов. Ее получат за счет вырубки и закупки остатков на региональных лесопилках.

Продукты, которые будет выпускать завод UPM Biochemicals в Германии:

  • Био-моноэтиленгликоль (МЭГ) собственной товарной марки UPM BioPura.
  • Био-монопропиленгликоль (МПГ).
  • Возобновляемые наполнители собственной марки UPM BioMotion (для изделий из резины и пластмасс).
  • Лигнин — полимерное соединение, которое называют «жидкой древесиной».

В UPM Biochemicals в общих чертах так описывают этапы превращения древесины в гликоли:

  1. переработка и измельчение древесных материалов;
  2. ферментативный гидролиз — получение этила;
  3. каталитическая конверсия, последующая дистилляция и разделение на конечные продукты — МЭГ и ППГ.
UPM Biochemicals оценивает объем мирового рынка гликолей в более чем 30 млн тонн с динамикой +4 % в год. К областям применения МЭГ UPM BioPura компания относит производство текстиля, ПЭТ-бутылок и упаковки, автохимии. МПГ из древесины подходит для использования в косметике, фармацевтике, создании композитных материалов и продуктов бытовой химии.

«Мы успешно вошли в бизнес по производству биотоплива и создали прибыльную бизнес-платформу. Сейчас создаем совершенно новый устойчивый бизнес в области биохимии с большим потенциалом роста», — говорит Юсси Песонен, президент UPM.

В компании подсчитали, что показатель ROCE (отдача вложенного капитала) для завода биохимикатов достигнет 14 %.

Завод биогликолей UPM Biochemicals — основные показатели

Традиционному МЭГ сказали: «Прощай!»

UPM Biochemicals не приводит данные о себестоимости или конечной цене био-МЭГ. И, вероятно, тонна биоэтиленгликоля стоит дороже тонны МЭГ из ископаемого сырья (нефть, газ, уголь). Компания продвигает био-МЭГ не в поле ценовой конкуренции, а следуя мейнстримной «зеленой» повестке, которая в качестве ценностей постулирует снижение углеродного следа, использование возобновляемых ресурсов (в том числе сырья) и выход на замкнутый цикл производства.

Ключевые преимущества биогликолей UPM Biochemicals (по версии производителя):

  • Свойства аналогичны свойствам гликолей на основе ископаемых, поэтому они легко интегрируются в существующие производственные процессы. МЭГ UPM BioPura соответствует высочайшим стандартам качества.
  • В продукте используют углерод из возобновляемых источников (древесина), при производстве био-МЭГ выбросы СО2 на 70 % меньше, чем при выпуске традиционного этиленгликоля.
  • Биогликоли будут выпускать в рамках локальных производственно-сбытовых цепочек, что обеспечит максимальную безопасность поставок потребителям.
Читайте также: Терефталевая кислота — продуктовый спутник МЭГ. Как устроен ее рынок?

«Гликоли являются основой химии. Они проверены в бесчисленных областях конечного применения более 100 лет. Основная проблема современных гликолей в том, что они производятся из ископаемого сырья, в основном нефти. Пришло время попрощаться с ископаемыми гликолями и обновить свой бренд полностью экологически чистыми, возобновляемыми МЭГ и МПГ из сертифицированной древесины», — говорится в обращении к клиентам на сайте UPM Biochemicals.

Цель UPM Biochemicals в сфере устойчивого развития — к 2030 году уменьшить углеродный след собственной деятельности на 30 % к уровню 2018 года. Для уменьшения выбросов СО2 в производственно-сбытовой цепочке компания запрашивает данные у поставщиков, выбирая тех, кто эффективнее сокращает углеродный след своего бизнеса.

Азия ждет

Концепция применения экогликолей для декарбонизации конечных продуктов популярна не только в Европе. В августе UPM Biochemicals и корейская компания Dongsung Chemical (производит материалы для изготовления товаров повседневного спроса) объявили о партнерстве в разработке возобновляемого полиуретанового продукта на основе фирменного МЭГ от UPM.

Компании намерены предложить азиатскому рынку новые экопродукты, созданные с использованием био-МЭГ, — прежде всего для текстильной и обувной промышленности. Dongsung Chemical планирует диверсифицировать портфель за счет экорешений, интегрируя UPM BioPura в производство. Затем корейцы рассчитывают расширить область применения биогликолей до клеев и материалов для интерьера автомобилей.

«Благодаря партнерству с UPM мы можем получить доступ к стабильным поставкам инновационных материалов и применять их в наших основных продуктах. Поскольку Dongsung Chemical фокусируется на проектах по сокращению выбросов углерода, мы продолжим сотрудничество с UPM», — сообщил генеральный директор Dongsung Chemical Манву Ли.

Dongsung Chemical разрабатывает экопродукты и технологии для сокращения выбросов углерода на 10 % к 2030 году. Летом компания запустила бренд биоразлагаемых упаковочных материалов ECOVIVA.

В России не до экспериментов

Проект UPM Biochemicals по созданию завода биогликолей без преувеличения можно считать прорывным. Он станет первым в Европе крупным поставщиком МЭГ из возобновляемого сырья. Финский концерн стал лидером негласной гонки на треке от отработки технологий к запуску серийного производства «зеленого» этиленгликоля. В блоге мы регулярно рассказываем о продвижении проектов по выпуску биогликолей и других альтернативных гликолей. Материал о работающем в Индии производстве МЭГ из сахарного тростника читайте здесь.

Тренд на безуглеродные/малоуглеродные технологии и материалы достаточно устойчив — скорее всего, уже в 20-е годы завод UPM Biochemicals потеряет статус единственной европейской площадки по выпуску эко-МЭГ. Дерево в качестве сырья для биогликолей в большей степени доступно в Северной, Восточной и Центральной Европе, однако «деревянный» вариант не является эксклюзивным. Испытания показали, что этиленгликоль получают из кукурузы, свеклы и других растительных материалов.

Факторы, способствующие развитию производства биогликолей на Западе:

  • Растущий спрос конечных покупателей и B2B на товары с меньшим углеродным следом, произведенные из возобновляемого сырья.
  • Усилия правительств по стимулированию перехода индустрий к экологичным технологиям (например, рынок квот на выбросы CO2).
  • Большая волатильность стоимости нефти, газа и угля (сырье для традиционного МЭГ), большая роль России в поставках. Себестоимость гликолей из ископаемого топлива «прыгает» в зависимости от котировок.

В России на фоне геополитических событий ситуация складывается так, что биогликоли в ближайшие годы, скорее всего, останутся в категории не очень актуальных и востребованных редкостей. Из-за санкций в стране профицит нефтегазового сырья, а те западные компании, которые могли бы поделиться технологиями, уже не будут этого делать.

Читайте также: «Нижнекамскнефтехим» объединился с «Алабугой» вокруг этилена
Самый заметный проект в сфере биогликолей в РФ — инициатива «Метафракс Групп» создать производство био-МПГ в Орехово-Зуево. В прошлом году компания сообщила о намерении запустить завод на 30 тыс. тонн продукта к концу 2024 года. Планировали использовать технологию немецкой компании BASF SE, проектантами выступали французы из Air Liquide. О статусе проекта в 2022-м нет данных.

В нашей стране использование продуктов нефтегазового происхождения в качестве сырья для МЭГ адекватно существующей производственной базе и вписано в цепочки переработки углеводородов — это устраивает участников рынка. В условиях проблем в экономике российская нефтегазопереработка и химпром вряд ли будут экспериментировать с альтернативным сырьем, инвестируя серьезные средства в биопроекты. Значение повестки декарбонизации в условиях бойкота Запада также снизится.

23 сентября, 2022
«Нижнекамскнефтехим» объединился с «Алабугой» вокруг этилена

СИБУР на базе «Нижнекамскнефтехима» воплощает принципы по созданию конгломераций сырьевых и перерабатывающих мощностей, заложенные в стратегии развития нефтехимии в России до 2030 года.

СИБУР на базе «Нижнекамскнефтехима» воплощает принципы по созданию конгломераций сырьевых и перерабатывающих мощностей, заложенные в стратегии развития нефтехимии в России до 2030 года.

Этилен 600 — что известно о проекте

Совместное развитие

В конце августа «Нижнекамскнефтехим» (с 2021 года входит в СИБУР) и особая экономическая зона «Алабуга» подписали соглашение о ведении промышленно-производственной деятельности на территории вновь создаваемого индустриального парка «Этилен 600». В рамках сотрудничества «Алабуга» должна обеспечить индустриальный парк площадью 2 тыс. гектаров и его резидентов инфраструктурой для развития действующих и создания новых импортозамещающих производств. Инвестиции в инфраструктуру составят около 169 млрд руб.

Как отметили в СИБУРе, речь идет о том, чтобы сформировать в непосредственной близости от завода кластер переработчиков его продукции, которые смогут повысить свою конкурентоспособность за счет отсутствия логистических затрат и благодаря налоговым преференциям от особой экономической зоны. В частности, компания-резидент освобождается на 10 лет от уплаты налога на землю, имущество и транспорт. Вместо 20 % налога на прибыль «Алабуга» предоставляет ставку всего в 2 % на первые пять лет, далее 7 % также на 5 лет, и затем — 15,5 %. На территории ОЭЗ действует свободная таможенная зона. По оценке гендиректора «Алабуги» Тимура Шагивалеева, с учетом ее затрат в инфраструктуру, вложений СИБУРа и капитала от будущих резидентов, общий объем инвестиций в проект может составить около 1,3 трлн руб.

Основными продуктами олефинового комплекса «Этилен-600», строительство которого должно завершиться до конца 2022 года, станут, помимо этилена в объеме 600 тыс. тонн, пропилен (272 тыс. тонн), бензол (246 тыс. тонн) и бутадиен (88 тыс. тонн). Запущено производство будет во второй половине 2023 года. К этому времени в «Алабуге» должен сформироваться пул переработчиков этой продукции.

В СИБУРе поясняют, что с учетом востребованности заранее контрактовать объемы нет смысла, они в любом случае будут распроданы. Это логично, так как этилен — ключевое нефтехимическое сырье и основа для десятков видов соединений, которые можно разделить на две основные категории: продукция с большими углеродными цепями (например, получаемый с помощью полимеризации полиэтилен) и двухуглеродные соединения. Одним из них является окись этилена, на базе которой производится моноэтиленгликоль (МЭГ).

Основным промышленным методом выпуска этилена является пиролиз жидких дистиллятов нефти или низших насыщенных углеводородов.

Читайте также: Новая жизнь «Нижнекамскнефтехима» — как сила СИБУРа помогает второму производителю МЭГ в РФ держать удар

Расширение возможностей

В России, несмотря на избыток первичного сырья, много лет сохраняется нехватка пиролизных мощностей. В целом они по этилену составляют всего около 2 % общих глобальных объемов. Их расширение стало одной из ключевых целей утвержденной в 2014 году и доработанной несколько раз стратегии развития химического комплекса до 2030 года. Согласно документу, уже к 2020 году мощность российских пиролизов должна была вырасти более чем в три раза по отношению к 2012 году, когда они составляли около 3,1 млн тонн.

Запуск проекта «Нижнекамскнефтехима» позволит существенно нарастить российские мощности по пиролизу. Предыдущий и первый за много лет резкий рывок роста производства этого сырья произошел в 2020 году благодаря запуску в рамках другого проекта СИБУРа — «Запсибнефтехима» — пиролизной установки мощностью 1,5 млн тонн по этилену. Завод стал крупнейшим нефтехимическим комплексом в России, благодаря которому производство этилена в России увеличилось почти вдвое.

Тогда вице-премьер Александр Новак отмечал, что реализация заложенных в стратегии проектов выведет Россию на четвертое место на мировом рынке по производству этилена. Также он прогнозировал, что производство нефтегазохимической продукции в России к 2030 году вырастет в два-три раза, а несырьевой неэнергетический экспорт увеличится в пять раз.

Конгломерация завода СИБУРа и «Алабуги» логично вписывается в государственную стратегию, которая предполагает развитие переработки сырья в нефтехимическую продукцию на базе шести крупных кластеров (Северо-Западный, Каспийский, Волжский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный). В их рамках компании должны создать полную цепочку производства от добычи углеводородов до конечной продукции.

Читайте также: Как диджитализация стала конкурентным преимуществом главного производителя МЭГ в РФ

Ключевой элемент

Сырьем для комплекса станет почти 2 млн тонн нафты с нефтеперерабатывающих заводов Татарстана. Выход этилена при переработке прямогонного бензина составляет около 30 %, а использование сжиженных углеводородных газов — этана, пропана и бутана — позволяет довести этот показатель до 50 %. При этом на этане, с учетом сложности транспортировки и отсутствия рынка продукта и транспортной инфраструктуры в России, пока работает один завод — «Казаньоргсинтез», который с прошлого года также вошел в состав СИБУРа. В перспективе масштабный пиролиз на базе этана будет запущен в рамках проекта компании «Амурский газохимический комплекс», который будет перерабатывать этан, выделяемый на технологически связанном с ним «Амурском газоперерабатывающем заводе» «Газпрома». Оттуда осушенный газ будет отправляться в Китай.

Помимо этого, СИБУР сохраняет планы по строительству на площадке «Нижнекамскнефтехима» второй очереди проекта «Этилен-600». Она запланирована на 2030 год. Но пока компания не определилась с окончательной конфигурацией будущего завода. Изначально планировалось, что второй олефиновый комплекс в точности повторит первый по набору продуктов и мощности. Подобная «зеркальность» позволила бы оптимизировать затраты на разработку проекта и строительство.

Теперь СИБУР допускает, что предприятие не будет клоном первой стадии и там появится установка другой мощности или с другим соотношением дальнейших переделов основных мономеров — этилена, пропилена и бензола. Набор продуктов и их объемы будут зависеть от конъюнктуры рынка на конечные продукты: полиэтилен, полипропилен и другие. Одним из них, по оценке участников рынка, может быть моноэтиленгликоль, цены на который в последние два года установились на высоких уровнях, и пока нет предпосылок для их существенного снижения с учетом ситуации на рынках энергоресурсов.

14 сентября, 2022
Терефталевая кислота — продуктовый спутник МЭГ. Как устроен ее рынок?

В России дефицит собственной терефталевой кислоты для выпуска ПЭТ-материалов. Расширение производства ТФК сформирует дополнительный спрос на этиленгликоль.

В России дефицит собственной терефталевой кислоты для выпуска ПЭТ-материалов. Расширение производства ТФК сформирует дополнительный спрос на этиленгликоль.

Как устроен рынок терефталевой кислоты

Как и из чего делают ТФК

В химпроме ряд веществ являются спутниками — вместе они служат основой для получения конечного продукта. Моноэтиленгликоль (МЭГ) и терефталевая кислота (ТФК) — как раз из числа таких пар. Из поликонденсации ТФК с МЭГ получают полиэтилентерефталат (ПЭТ) — материал для изготовления бутылок, упаковки, тканей и многого другого.

В мире до 90 % объемов всей ТФК и около 65 % МЭГ идут на переработку в ПЭТ. Соответственно, выпуск одного из этих продуктов «вытягивает» производство другого, хотя они, как правило, создаются разными предприятиями. Например, Китай ежегодно увеличивает производство ТФК, — параллельно там наращивают объемы выпуска МЭГ и его закупок у поставщиков извне.

ТФК — это двухосновная дикарбоновая ароматическая кислота. Впервые ее получили во Франции в 1846 году путем выделения из скипидара. ТФК выглядит как белый кристаллический порошок.

Самый распространенный метод промышленного синтеза ТФК — окисление параксилола в присутствии каталитической системы с содержанием кобальта, брома, марганца. Параксилол — ключевое сырье для ТФК. Его получают методами кристаллизации или адсорбции из нефтяного ксилола — продукта каталитического риформинга прямогонной бензиновой фракции. Параксилол относится к группе растворителей. Помимо переработки в ТФК, он востребован как растворитель лаков, красок и мастик.

Таким образом, ТФК, как и этиленгликоль, — это продукт переделов веществ нефтяного происхождения. Технология получения ТФК непохожа на известные способы создания МЭГ. Производители ПЭТ-материалов часто локализуют на своих площадках производство одного компонента, а второй закупают у внешних поставщиков.

Читайте также: Все, что нужно знать, о диэтиленгликоле и триэтиленгликоле

Мировой рынок ТФК становится китайским

Согласно данным портала globaldata.com, в прошлом году мировые мощности по производству ТФК достигли 104 млн тонн. С середины десятых годов производство продукта росло на 5 % ежегодно, такие же темпы ожидают до 2026 года.

На мировую индустрию производства ТФК влияет растущий спрос на ПЭТ-материалы. Дешевый, эргономичный, относительно экологичный, подлежащий повторный переработке ПЭТ становится все более востребован.

Ключевыми поставщиками ТФК в мире являются Китай, Индия, Тайвань, Южная Корея и США. В течение последних десяти лет мощнейшим драйвером развития глобального производства ТФК выступает ввод новых мощностей в Китае. По информации отраслевого агентства Argus, только в 2020-2021 годах в стране запустили семь установок по выпуску ТФК на 18 млн тонн продукта в год. После этого производство ТФК в КНР превысило 70 млн тонн в год — это 2/3 мирового объема.

На ближайшие годы мировые производители сохраняют амбициозные планы роста производства ТФК. Самыми важными проектами являются следующие:

  • Запуск производства мощностью 2,5 млн тонн в год компанией Tongkun Holdings в китайском Наньтуне. Ожидается, что это случится в октябре текущего года.
  • Ввод третьей линии по выпуску ТФК в Ляньюньгане. Компания JHP рассчитывает завершить проект, который прибавит к действующим мощностям еще 2,4 млн тонн продукта к в 2024 году.
  • Достройка завода Corpus Christi Polymers мощностью 1,3 млн тонн в Техасе. Строительство неоднократно останавливали, сейчас планируют завершить к 2023 году.

В России своя ТФК есть только у СИБУРа

В РФ сложная ситуация с собственным ТФК. На всю страну есть только один производитель вещества — завод ПОЛИЭФ из Башкортостана.

Как и три площадки по производству МЭГ в РФ («СИБУР-Нефтехим», «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез), завод принадлежит СИБУРу. ПОЛИЭФ — это крупнейшая отечественная площадка по выпуску ПЭТ. Таким образом, у СИБУРа есть почти вся вертикально-интегрированная цепочка производства ПЭТ из собственных компонентов. Единственное внешнее звено цепочки — параксилол для ТФК. Его ПОЛИЭФ закупает у «Башнефть-Уфанефтехим» (входит в «Роснефть») по долгосрочному контракту — до 2036 года завод СИБУРа должен получать не менее 120 тыс. тонн вещества в год.

В 2019 году на ПОЛИЭФе завершили реконструкцию производства ТФК, которая увеличила годовые мощности по выпуску продукта с 272 тыс. тонн до 350 тыс. тонн. Завод способен давать 252 тыс. тонны ПЭТ.

Считается, что весь объем произведенного на ПОЛИЭФе ТФК не выходит за рамки СИБУРа — кроме башкортостанского предприятия, его потребителем является «Сибур-ПЭТФ» из Твери. На этом заводе выпускают ПЭТ под маркой ТВЕРПЭТ, мощность — до 75 тыс. тонн продукта в год.

Читайте также: Сможет ли кто-то кроме СИБУРа запустить производство гликолей в РФ? Присмотримся к ЛУКОЙЛу

Крупнейшие потребители ТФК/производители ПЭТ в РФ:

  • ПОЛИЭФ (Башкортостан);
  • «Экопэт» (Калининградская область);
  • Завод новых полимеров «Сенеж» (Московская область);
  • «Сибур-ПЭТФ» (Тверская область).

Ежегодную потребность ТФК для России оценивают в 500—515 тыс. тонн, соответственно, объем импорта составляет 150—165 тыс. тонн. Все производители ПЭТ в РФ, за исключением заводов СИБУРа, пользуются импортным ТФК. По данным портала statimex.ru, до 93 % всего импорта ТФК в Россию приходит из Китая. До 2022 года небольшие доли рынка были у поставщиков из Южной Кореи, Бельгии, Польши и США. Сейчас, вероятно, их полностью вытеснил продукт из КНР.

Терефталевая кислота — рынок в России

Как решить проблему дефицита ТФК?

Зависимость от импортной ТФК сдерживает производство ПЭТ в России, особенно с учетом того, что основные потребители продукта локализованы за тысячи километров от границ с Китаем. Например, завод «Экопэт», расположенный в российском анклаве практически в центре Евросоюза, ТФК получает именно в КНР. До весны 2022 года продукт возили морем, а потом из-за сложностей с европейскими перевозчиками перешли на завоз железнодорожными составами.

Транспортные и прочие сопутствующие расходы покупатели ТФК зашивают в конечную цену ПЭТ. Таможенные пошлины — неплохой инструмент для стимулирования нужного импорта и снижения стоимости ввозимых товаров. В марте этого года Евразийский экономический союз (организация, куда входят РФ, Беларусь, Казахстан, Киргизия и Армения) обнулил ввозные пошлины на ТФК до 2024 года (до этого действовала ставка 5 % от таможенной стоимости).

«Мера вводится для восполнения дефицита в сырье на внутреннем рынке Евразийского экономического союза и удовлетворения потребностей предприятий, занимающихся производством полиэтилентерефталата», — сообщила замдиректора департамента таможенно-тарифного и нетарифного регулирования Евразийской экономической комиссии Наталия Самойлова.

Но только за счет регуляторных мер нельзя системно улучшить ситуацию с доступом компаний РФ к ТФК — прорывом мог бы стать запуск новых производств. За последние 15 лет в России неоднократно объявляли о старте больших ТФК-проектов, однако ни один из них не был реализован. В 2021 году «Татнефть» сообщила о намерении к 2024 году запустить линию ТФК. Наладить производство параксилола в компании хотят уже в конце этого года. Подробнее об инициативах «Татнефти» читайте в нашем материале.

Потребитель ТФК в рамках сырьевой и технологической цепочки «Татнефти» — завод «Экопэт». Однако заявленные компанией мощности (до 600 тыс. тонн продукта в год) в разы перекрывают потребности «Экопэта» и превышают объем существующего рынка ТФК в России. Речь может идти не только об обеспечении предприятия сырьем, но и о полном насыщении внутреннего рынка. Дополнительные объемы ТФК для производства ПЭТ стимулируют спрос на МЭГ и актуализируют расширение действующих производств гликолей или ввод новых площадок. Проект «Татнефти» может стать драйвером развития всего продуктового треугольника, на вершине которого ПЭТ, а в основании ТФК и МЭГ.

В реалиях 2022-го все инвестпроекты в РФ оказались под вопросом. На хорошие перспективы ТФК-проекта «Татнефти» указывает то, что компания продемонстрировала устойчивость к новым вызовам и подтвердила курс на диверсификацию бизнеса и развитие нетопливных проектов.

Читайте также: Сделали прогноз цен на нефть в 2022 и 2023 годах — выводы неоднозначные
6 сентября, 2022
На российском рынке антифризов перераспределяется спрос в 2022 году

Сектор производства антифриза, один из трех ключевых потребителей моноэтиленгликоля, в последние месяцы страдает от рекордного сокращения выпуска автомобилей и их поставок из-за границы.

Сектор производства антифриза, один из трех ключевых потребителей моноэтиленгликоля, в последние месяцы страдает от рекордного сокращения выпуска автомобилей и их поставок из-за границы. Но до конца года рынок сбалансируется благодаря снижению затрат производителей охлаждающих жидкостей на закупку гликолей, котировки которых пошли вниз, а также благодаря активному импорту машин населением в обход дилеров.

Рынок антифриза в России 2022

Автомобильный провал

Производство и импорт автомобилей в России за первое полугодие 2022 года резко просели на фоне ухода с внутреннего рынка иностранных производителей и поставщиков. Так, в январе-июне производство легковых автомобилей в стране снизилось почти на 62 %, до 281 тыс. штук. В июне этот показатель вырос более чем в 3,5 раза по сравнению с маем — до 13,4 тыс. машин. Но цифры все равно оказались на 89 % ниже, чем за аналогичный период прошлого года, свидетельствуют данные Росстата.

Высокие показатели июня относительно предшествующего месяца объясняются прежде всего рекордно низкими объемами производства автомобилей в России в мае — всего 3,7 тыс. автомобилей. Это в 30 раз меньше прошлогоднего уровня.

Основной причиной стала остановка конвейеров большинства российских автозаводов после ухода иностранных партнеров, от которых зависели поставки зарубежных комплектующих. В июне производство автомобилей Lada Granta в упрощенной комплектации возобновил «АвтоВАЗ», но основная часть заводов, принадлежащих зарубежным авиакомпаниям, по-прежнему находилась в простое.

Падал в Россию и официальный импорт дилерами новых автомобилей и машин не старше трех лет, несмотря на то что правительство 30 марта разрешило параллельный импорт, то есть ввоз оригинальных товаров без согласия правообладателя. В июне поставки машин из-за рубежа, по данным агентства «Автостат», оказались на уровне 8,26 тыс. машин. Это почти вдвое меньше, чем в начале года.

Тесная взаимосвязь

Такие показатели ударили по российскому рынку антифризов, объемы производства которых превышают 400 тыс. тонн и напрямую коррелируют с динамикой авторынка.

Традиционно рынок антифризов устойчив к большинству факторов влияния и растет в среднем на 10 % в год. Но в 2020 году пандемия и связанные с ней ограничительные меры, прежде всего остановка на несколько недель автозаводов, негативно отразились на показателях отрасли. Из-за этого, по оценкам участников отрасли, потребление рухнуло почти на 30 %. В 2021 году производители охлаждающих жидкостей столкнулись с другой проблемой — падением спроса на их продукцию на треть из-за ее существенного подорожания. Поднятие цен было вызвано резким ростом стоимости основного сырья для антифризов — этиленгликолей. Европейские котировки этого продукта, на базе которых рассчитывается и российская цена, несколько месяцев оставались на рекордных уровнях, часто превышая 900 евро за тонну.

По оценкам экспертов маркетингового агентства MegaResearch, на фоне колоссального снижения производства и ввоза автомобилей, в 2022 году рынок антифризов может вновь вернуться к показателям 2020 года или даже показать небольшое снижение относительно локальных минимумов периода пандемии.

Дальнейшая динамика сектора будет определяться экономической ситуацией в стране и темпами восстановления автомобильной отрасли, отмечается в отчете.

Читайте также: Безопасность в авиации: создание отечественных антиобледенителей и рынок сегодня

Есть и плюсы

Балансирующее влияние на рынок может оказать остановка импорта иностранной продукции, которая занимала 10 % российского рынка. Уход этих объемов снизит предложение, так что сокращение спроса не будет таким болезненным для внутренних поставщиков. В то же время они могут пострадать от перехода потребителей на некачественные, но более дешевые продукты на основе метанола. В MegaResearch считают, что снижение доходов населения в условиях кризиса вызывает рост спроса именно на такую продукцию.

Впрочем, у внутренних производителей качественного антифриза также была возможность скорректировать свои цены для стимулирования спроса с учетом существенного снижения стоимости сырья. Так, на мировых рынках к концу первого полугодия спотовые цены на моноэтиленгликоль упали в среднем на 20 %. В Северо-Западной Европе они оказались ниже уровня в 800 евро на условиях поставки FD NEW. В России падение стоимости МЭГ составило 25 % — до 70-75 тыс. руб. за тонну на фоне сезонного низкого спроса, укрепления рубля и профицита одного из базовых видов сырья — сжиженных углеводородных газов, экспорт которых сильно ограничили санкции.

Читайте также: Они точно справятся? Как санкции работают против СИБУРа и зачем компании новые зарубежные партнеры

Свято место пусто не бывает

Отраслевые эксперты не ожидают резкого падения производства антифризов в России по итогам 2022 года. К тому же темпы внутреннего производства автомобилей постепенно восстанавливаются. Например, «АвтоВАЗ» в августе увеличил продажи модели Lada на российском рынке по сравнению с июлем текущего года в 1,8 раза до 18 тыс. штук. Автоконцерн с середины июня к концу августа перезапустил производство своих ключевых моделей — Lada Granta, Lada Niva Legend (бывшая 4×4), Lada Niva Travel (бывшая Niva Chevrolet) в упрощенных версиях, чтобы не зависеть от импортных компонентов. Но в годовом выражении динамика реализации машин пока остается отрицательной (в августе падение на 6,9 %).

Александр Гадецкий, технический директор «Макстон-Инжиниринг», отмечает, что остановка производства и снижение поставок новых автомобилей из-за рубежа компенсирует рост ввоза подержанных авто напрямую населением.

Набирает обороты прямая покупка машин в Европе и Японии. По данным таможни, только через Владивосток количество ввезенных для личного пользования иномарок выросло на 43 %, до 100 тыс. штук. За август их число выросло вдвое, до 21,5 тыс.

Росту импорта способствует то, что в июле правительство упростило регистрацию машин, ввозимых из-за границы, и временно отменило обязательное требование по оснащению машин устройствами вызова экстренных служб “ЭРА-ГЛОНАСС”. Такой упрощенный порядок регистрации действует до 1 февраля 2023 года. Также наблюдается скачок импорта машин из Китая.

Эти факторы смогут поддержать потребление антифриза, отмечают на рынке, просто от автозаводов и сегмента новых автомобилей спрос перейдет к автосервисам и подержанным машинам.

1 сентября, 2022
Как «Татнефть» будет выстраивать сырьевую цепочку для завода «Экопэт»?

Производитель ПЭТ-упаковки из Калининграда в 2022-м вынужден перейти на закупки этиленгликоля в РФ. Заводом владеет «Татнефть», которая планировала обеспечить его собственным сырьем. Разбираемся в проблемах «Экопэт» и планах нефтяной компании.

Производитель ПЭТ-упаковки из Калининграда в 2022-м вынужден перейти на закупки этиленгликоля в РФ. Заводом владеет «Татнефть», которая планировала обеспечить его собственным сырьем. Разбираемся в проблемах «Экопэт» и планах нефтяной компании.
Как «Татнефть» будет выстраивать сырьевую цепочку для завода «Экопэт»

Топ в производстве ПЭТ

«Экопэт» позиционирует себя как крупнейшую площадку по выпуску ПЭТ в России с проектной мощностью 220 тыс. тонн в год. Вопрос о лидерстве спорный — завод СИБУРа ПОЛИЭФ из Башкортостана способен давать 252 тыс. тонн ПЭТ в год. Однако кроме ПОЛИЭФ рядом с «Экопэт» в стране никого нет.

Введенный в строй 11 лет назад, завод из Калининграда выпускает ПЭТ по новейшей немецкой технологии MTR, которая позволяет сокращать расход энергоресурсов и сырья при производстве. Продукция «Экопэт» — это высоковязкий гранулированный ПЭТ собственной марки Eköpet.

Завод «Экопэт» в цифрах

Особенность «Экопэта», обусловленная географическим положением Калининградской области, — серьезная доля экспорта в продажах. До 2022 года ПЭТ поставляли в страны ЕС, Сербию, Беларусь, Казахстан и даже США. Из-за неразвитости ПЭТ-индустрии в РФ на продукцию «Экопэт» высокий спрос и внутри страны — в числе клиентов есть даже компании из регионов восточнее Урала.

Конечная продукция, которую получают клиенты «Экопэт» из гранул Eköpet:

  • ПЭТ-бутылки для газированных и негазированных напитков, соков, молочных продуктов, растительного масла.
  • Пищевая упаковка листового термоформования.
  • Изделия технического, медицинского и бытового назначения.
  • Пленки для полиэфирных волокон.

Производитель регулярно пополняет линейку продукции — в 2020-м «Экопэт» представил новую марку ПЭТ — Eköpet 64 Film Grade.

Читайте также: ПЭТ на российском рынке: мало и дорого

Когда бизнес в заложниках у политики и географии

Закупки сырья — еще одна особенность «Экопэт». Терефталевую кислоту (ТФК) — один из двух (наряду с МЭГ) ключевых компонентов для изготовления ПЭТ — завод традиционно закупает в Китае. Единственный производитель ТФК в РФ, тот же СИБУРовский ПОЛИЭФ, использует продукт на собственном производстве.

До весны этого года «Экопэт» получал ТФК морем — суда датского перевозчика Maersk шли через Суэцкий канал. Все данные говорят о том, что сейчас калининградцы получают китайский ТФК по железной дороге — в августе логистическая компания «Трансконтейнер» отчиталась о запуске первого поезда с сырьем для «Экопэт» из КНР — состав включает 96 двадцатифутовых контейнеров.

Для «Экопэт» ранее было выгодно закупать МЭГ в Европе — его привозили со складов саудовской компании SABIC из Бельгии и Нидерландов. Но из-за геополитики все изменилось: европейские перевозчики более не могут обеспечить ввоз МЭГ в Россию, опасаясь санкций. Единственное решение — закупать российский МЭГ.

Нужные объемы МЭГ для «Экопэт» со второго квартала 2022-го поставляет единственный производитель продукта в РФ — СИБУР. Ежемесячная потребность — примерно 6 000 тонн продукта или почти 1/5 объема МЭГ, который способны давать в месяц все заводы СИБУРа.

Последствия выхода «Экопэт» на рынок МЭГ РФ:

  • Постоянный спрос поддержит цены в периоды сезонного затишья с ноября по июнь, когда производители антифризов сокращают закупки.
  • Новый источник спроса поддержит производство МЭГ и всю предшествующую ему цепочку переделов (этилен, окись этилена). Это важно в условиях экономического спада.
  • Регулярные большие объемы СИБУР отгружает в рамках контрактов. Это может ударить по потребителям, которым нужны небольшие объемы продукта в спотовом сегменте.
Читайте также: Увеличение выпуска МЭГ: есть возможности, но нет необходимости

В планах нефтяников

Решить проблемы обеспечения «Экопэт» сырьем и дать предприятию новые возможности для развития способна компания «Татнефть». Нефтяники из Татарстана в середине 2021-го за 6,45 млрд рублей приобрели завод у банка «Траст», к которому актив попал в счет долгов прежних владельцев. «Татнефть» уже решает форс-мажоры «Экопэта»: без вмешательства большой компании вряд удалось бы оперативно наладить поставки сырья по альтернативным маршрутам. Новые владельцы также изучают возможности вторичной переработки пластиковых бутылок на «Экопэте».

У «Татнефти» большие планы на «Экопэт» — завод должен стать драйвером запуска новых видов продукции и полностью встроиться в сырьевую и технологическую цепочку компании. «Татнефть», как и все крупные нефтяные компании РФ, последние годы активно вкладывается в развитие нефтегазохимических переделов и диверсификацию продуктовой линейки.

ПАО «Татнефть» — пятая по объемам нефтедобычи компания России. Общие запасы углеводородов — 1,2 млрд тонн. В составе компании развиваются нефтегазодобыча, нефтепереработка, нефтегазохимия, сеть АЗС. В 2011 году «Татнефть» запустила крупный нефтеперерабатывающий комплекс ТАНЕКО с глубиной переработки 99 %.

«Татнефть» интересуется производством ПЭТ с середины 2000-х. От планов запустить производство в Татарстане отказались в период кризиса 2008—2009 гг., по финансовым же причинам «не взлетел» сторонний проект на площадке ТАНЕКО в 2017—2019 гг.

Теперь, получив готовое производство ПЭТ и сеть сбыта, «Татнефть» занялась вопросами сырья для «Экопэт». Гендиректор компании Наиль Маганов во время визита на завод в прошлом году сообщил, что «Татнефть» планирует запустить производство ТФК мощностью до 600 тыс. тонн в год на площадке ТАНЕКО в 2024-2025 гг. В случае реализации этих планов «Татнефть» станет производителем ТФК №1 в России — нынешний лидер завод ПОЛИЭФ выпускает 350 тыс. тонн продукта в год. Задача обеспечения «Экопэт» важным сырьевым компонентом была бы решена, кроме того, компания могла бы стать поставщиком ТФК на внутреннем рынке.

Первый шаг для запуска линии ТФК — ввод в эксплуатацию комплекса получения ароматики на ТАНЕКО. Его основными продуктами станут бензол, толуол и параксилол. Последнее вещество относится к группе растворителей и является основой для выработки ТФК. Параксилол «Татнефть» намерена получить в конце этого года, а уже в 2024-м его производство планируют удвоить за счет пуска новых установок.

В отношении обеспечения «Экопэт» еще и собственным МЭГ планы «Татнефти» более расплывчатые. Директор нефтегазохимического комплекса компании Азат Бикмурзин в интервью порталу RUPEC в конце прошлого года сообщил, что внешние закупки МЭГ — это лучшее решение для «Экопэта». Он также отметил, что «Татнефть» стремится к вовлечению возобновляемых ресурсов в выпуск нефтехимической продукции. «Одним из возможных вариантов развития в данном направлении является производство этиленгликоля из растительного сырья», — сказал Бикмурзин.

Татарстанские СМИ, ссылаясь на гендиректора «Татнефти» Наиля Маганова, писали о том, что компания рассмотрит проекты по производству МЭГ. Однако в отличие от планов наладить выпуск ТФК, конкретика отсутствовала.

Между возможностями и рисками

Реалии 2022 года заставляют крупные российские компании менять планы, сворачивать или корректировать инвестпрограммы из-за санкций и общего ухудшения экономической ситуации.

Так, санкции Евросоюза против предприятий «Татнефти» (УК «Татнефть-Нефтехим», «Нижнекамский завод грузовых шин», «Нижнекамскшина» и «Торговый дом «Кама») подтолкнули компанию к продаже всего шинного бизнеса.

Помимо этого, ни представители компании, ни эксперты не фиксировали каких-то серьезных последствий санкций для «Татнефти». У компании достаточно диверсифицированный бизнес, что вкупе с высокими ценами на нефть делает ее устойчивой к давлению извне.

Читайте также: Они точно справятся? Как санкции работают против СИБУРа и зачем компании новые зарубежные партнеры

Руководители «Татнефти» заявляли, что несмотря на все события, компания не планирует в 2022-м сокращать нефтедобычу. По словам Наиля Маганова, в нынешних условиях «Татнефть» смещает приоритет инвестиций с добычи на нефтепереработку.

В последние месяцы «Татнефть» не делала заявлений о планах интеграции «Экопэт» в «Татнефть» и будущем проектов по запуску производства сырья для ПЭТ. Ситуация в целом складывается так, что у этих проектов неплохие перспективы — комплекс ароматики на ТАНЕКО, который будет выпускать параксилол, в высокой степени готовности. Запуск линии ТФК также должен быть реализован.

В августе 2022 года совет директоров «Татнефти» принял обновленную стратегию до 2030 года. Содержание документа пока не раскрывают, однако ранее сообщалось, что весной утверждение обновленной стратегии отложили из-за необходимости доработать нефтегазохимическую составляющую.

Обеспечение «Экопэт» собственной ТФК, а возможно и МЭГ, способно сделать «Татнефть» производителем ПЭТ №1 в России. Сейчас же главная угроза для бизнеса «Экопэт» — поставки сырья в Калининградскую области через территорию недружественной РФ Литвы. В случае введения ЕС жестких ограничений на транзит грузов в самый западный российский регион производство «Экопэт» может остаться без сырья. И эта проблема лежит вне плоскости бизнес-решений.

30 августа, 2022
Рынок СУГ в августе: экономия в Европе, рост цен и новые схемы поставок

Ограничения экспорта из России в Европу одного из основных видов сырья для производства моноэтиленгликоля — сжиженных углеводородных газов — привели к изменению баланса на мировом рынке.

Ограничения экспорта из России в Европу одного из основных видов сырья для производства моноэтиленгликоля — сжиженных углеводородных газов — привели к изменению баланса на мировом рынке. По данным агентства Argus, российские объемы на этом рынке активно замещают СУГ из США, их импорт только за июль вырос на 20 %. Увеличение поставок удерживает комфортный уровень цен. При этом внутри России цена растет, несмотря на профицит.

Рынок СУГ в августе: экономия в Европе, рост цен и новые схемы поставок

ЕС вынуждено экономить СУГ

Цены на газ в Европе в третьей декаде августа ежедневно обновляли шестимесячные максимумы, доходя до уровней в 3500 долл. за тыс. кубометров. Это на 40 % выше котировок июля. Такое резкое подорожание сырья привело к сокращению в Европе предложения сжиженных углеводородных газов (СУГ). Они наравне с нафтой и этаном являются сырьем для производства моноэтиленгликолей (МЭГ).

Как отмечается в отчете Argus, добывающие компании перестали выделять СУГ из природного газа, а нефтеперерабатывающие заводы стали использовать этот более дешевый вид сырья для внутризаводских потребностей. При этом Норвегия, крупнейший производитель СУГ в Европе, в этом году существенно сократила экспорт продукта. По данным аналитической компании Vortexa, в январе – июне страна отгрузила за рубеж менее 2 млн тонн по сравнению с 2,8 млн тонн за аналогичный период 2021 года.

Традиционно существенную часть европейского рынка занимала Россия, которая могла бы легко компенсировать выпавшие объемы, но европейские страны по политическим соображениям ограничили импорт российской углеводородной продукции. Европейские крупные нефтехимические компании, на долю которых приходится до 40 % спроса на СУГ в регионе, отказались от закупок морских партий продукта с отгрузкой из российского порта на Балтийском море Усть-Луга после 24 февраля.

Новые лидеры по поставкам

Ситуацией воспользовались США, которые в июле нарастили отгрузки СУГ в Северо-Западную Европу на 20 % по сравнению с июнем (до 742 тыс. тонн). Такие показатели вдвое превышают уровень июня 2021 года и являются историческим рекордом импорта СУГ из США в регион.

Именно возросшие американские объемы с начала марта с лихвой компенсировали все выпавшие поставки из России и снижение внутреннего производства в ЕС, отмечают в Argus.

Но, если пока часть российских объемов СУГ еще доходит до Европы, то в будущем на них может быть наложено полное эмбарго. На этом настаивает Польша. Как сообщал в июле посол Польши в ЕС Анджей Садош, Варшаве не удалось убедить остальных членов ЕС ввести эмбарго на сжиженные газы из России в рамках седьмого (и пока последнего) пакета санкций, одобренного 21 июля. Но, по его словам, польские власти намерены поднять этот вопрос при обсуждении следующих пакетов санкций ЕС против России. Сейчас в регионе начинается обсуждение восьмого санкционного документа, сообщал в середине августа пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Односторонний запрет

По мнению участников рынка, даже если Польша не добьется общеевропейского запрета на поставки СУГ из РФ, то с большой долей вероятности введет их самостоятельно, несмотря на то что российская продукция занимает более половины рынка страны (потребление в 2021 году — 2,2 млн тонн).

В апреле премьер-министр страны Матеуш Моравецкий заявил, что Польша намерена полностью избавиться от любых российских энергоносителей до конца года. Но тогда инициативу Сената Польши (верхняя палата парламента) о введении эмбарго на российский СУГ отклонил Сейм (нижняя палата).

Несмотря на отсутствие прямого запрета, поставки сжиженных газов в Польшу с конца апреля идут с перебоями из-за санкций в отношении второй по величине газовой компании Росссии НОВАТЭКа и его польского трейдера Novatek Green Energy, на которого приходилось более 26 % импорта СУГ в Польшу. Это привело к резкому росту цен на СУГ в стране: котировки пропан-бутановой смеси Argus daf Брест выросли в период 25 апреля — 4 мая на 105—115 долл. за тонну, до 710—725 долл. за тонну.

С аналогичными проблемами столкнулся и крупнейший поставщик СУГ в Польшу — Sibur International (входит в СИБУР Холдинг). Польская таможня 10 мая приостановила оформление продукции компании до конца месяца под предлогом необходимости дополнительных документов.

Меньше газа, выше цены

В начале августа цены на СУГ в Польше росли: спотовые железнодорожные партии пропан-бутановой смеси на белорусско-польской границе за подорожали на 5 – 10 долл. за тонну, до 660 – 690 долл. за тонну (daf Брест). Это происходило в условиях сокращения запасов продукта в Польше после продолжительного запрета на железнодорожные поставки российского и казахстанского газа. Местные трейдеры ожидают роста спроса в Польше к концу августа и отмечают низкий уровень российского продукта на некоторых погранпереходах. В июле отгрузки СУГ из России в Польшу по железной дороге составили 38,3 тыс. тонн против 66,3 тыс. тонн в июне.

Новые схемы поставок

Российские производители СУГ не стали дожидаться введения запрета на их продукцию и начали переориентировать свою продукцию с европейского на другие мировые рынки и искать новые способы продаж.

Читайте также: СУГ залили российский рынок: цены и проблемы утилизации

Например, СИБУР расширил возможности поставок сжиженных газов на внешние рынки за счет использования схемы перевалки борт-борт (ship-to-ship, STS) в акватории портов в регионе ARA (Амстердам-Роттердам-Антверпен). Помощь в организации такого варианта СИБУРу оказал международный трейдер Trafigura. Исходя из новой модели отгрузок из Усть-Луги, российская компания переваливает свою продукцию в регионе ARA на суда-газовозы большего водоизмещения, которые доставляют российские СУГ на другие рынки, прежде всего в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Такая схема, по данным Refinitiv Eikon, помогла компании увеличить отгрузки сжиженных газов из Усть-Луги в июле почти на 80 % по сравнению с июнем, до 66,5 тыс. тонн.

Помимо этого, нарастить экспорт компании помогло увеличение производства, в том числе за счет завершения ремонтных работ на газофракционирующих мощностях СИБУРа в Тобольске. При этом компании оказалась на руку большая разница между экспортными и внутренними ценами.

Читайте также: Они точно справятся? Как санкции работают против СИБУРа и зачем компании новые зарубежные партнеры

Российский рост

Впрочем, дополнительные возможности экспорта и восстановление отгрузок через белорусско-польскую границу, ослабившие профицит СУГ внутри России, повлияли на цены. В начале августа производители сжиженного газа повысили стоимость своего товара до 23,5 тыс. руб. за тонну (экспортная альтернатива на 1 августа составляла 24,8 тыс. руб. на FCA Сургут).

Помимо сокращения объемов внутри страны, на котировки СУГ повлиял высокий сезонный спрос и сокращение поставок на фоне планового ремонта на Сургутском ЗСК «Газпрома», который является крупнейшим поставщиком на внутренний рынок. Но, предполагают эксперты Argus, так как объем внутреннего предложения остается высоким, вряд ли стоит ждать продолжительного повышения цен на продукт. По мнению эксперта ЦЭП Газпромбанка Нины Адамовой, профицит на внутреннем рынке РФ сохранится по меньшей мере до начала 2023 года, что будет отражаться на ценах на СУГ.

Но пока биржевые котировки В РФ растут. В третью декаду августа цены на СУГ на СПбМТСБ вошли на рекордных за последние полгода уровнях, достигнув 15,5 тыс. руб. за тонну, хотя еще в конце июля они не превышали 7 тыс. руб. за тонну. Но всего за неделю они увеличились почти вдвое, взлетев до отметки в 13 тыс. руб. и, после некоторой коррекции в течение трех следующих недель, снова достигли многомесячного максимума.

Недостижимые рекорды

Пока стоимость СУГ, несмотря на рост, в 3,5 раза ниже прошлогоднего исторического рекорда, когда в августе 2021 она дошла до 53,3 тыс. руб. за тонну. Основной причиной такого подорожания стал форс-мажор: в начале августа на заводе «Газпрома» по переработке газового конденсата в Новом Уренгое произошла авария, из-за которой внутренний рынок лишился примерно 170 тыс. тонн СУГ в августе и около 90 тыс. тонн — в сентябре. Даже после восстановления работы предприятия цены еще долго оставались на высоких уровнях.

Затем началось обратное движение, и в начале лета 2022 года биржевые котировки падали ниже 6 тыс. руб. за тонну из-за переизбытка предложения на рынке. Чтобы задействовать лишние объемы, компании-производители начали использовать его в собственной переработке. Так, например, СИБУР частично перевел на СУГ производства на «Нижнекамскнефтехиме».

Со временем, уверены эксперты, рынок сбалансируется с точки зрения спроса и предложения, а цены вернутся к своим обычным средним значениям. В Европе они, по мнению игроков химического сектора, будут во многом зависеть от возможности импорта СУГ, в том числе из России.

Читайте также: Сделали прогноз цен на нефть в 2022 и 2023 годах — выводы неоднозначные
26 августа, 2022
India Glycols Limited — они занялись «зеленым» МЭГ до того, как это стало мейнстримом

Индийская компания IGL более 30 лет делает гликолевые продукты из сахарной патоки. Опыт и технологии IGL сейчас чрезвычайно востребованы из-за тренда на использование возобновляемого сырья для производства химикатов.

Индийская компания IGL более 30 лет делает гликолевые продукты из сахарной патоки. Опыт и технологии IGL сейчас чрезвычайно востребованы из-за тренда на использование возобновляемого сырья для производства химикатов.

Индийский МЭГ

Ученые открыли методы получения биоэтанола и биоэтилена несколько десятилетий назад. Однако устойчивый запрос на эти вещества и их производные, включая гликолевые продукты, появился в мировой химической индустрии в последние 10–15 лет. Он связан со смещением потребительского интереса в сторону экологичных продуктов, созданных из возобновляемого сырья.

В сегменте производства и потребления моноэтиленгликоля (МЭГ) ежегодно стартуют проекты по выпуску гликолей из разнообразного биосырья. На стадию серийного производства пока вышли немногие. Компания India Glycols Limited (IGL) одной из первых стала делать гликоли из растительного сырья, а сегодня она лидер в производстве биогликолей и партнер мировых компаний в развитии проектов «зеленой» химии.

Читайте также «Формула этиленгликоля: как это вещество изменило нашу жизнь»

Много лет назад IGL стала выпускать биогликоли, руководствуясь не экологическими соображениями, а доступностью больших объемов сырья — мелассы (сахарной патоки). Ее используют в качестве пищевой добавки, также на ее основе делают ром. В линейке продуктов IGL наряду с гликолями и другой химией есть ром, виски, бренди, джин и даже водка. Редчайшее сочетание, и еще один повод присмотреться к IGL.

Тростниковый МЭГ, который не стал дорогим алкоголем

IGL основали в 1983 году. Производство биогликолей запустили в 1989 году на заводе, созданном в техническом сотрудничестве с инжиниринговой компанией Scientific Design Inc. из США.

Предприятие делает флагманский гликолевый продукт МЭГ, который востребован при производстве ПЭТ-упаковки, охлаждающих жидкостей, волокон и тканей, а также диэтиленгликоль (ДЭГ) и триэтиленгликоль (ТЭГ). ДЭГ и ТЭГ компания поставляет производителям стекловолокна, красок и ресурсодобывающим предприятиям, использующим эти вещества для обезвоживания природного газа.

Производственная цепочка IGL по выпуску гликолей укрупненно включает три этапа:

  • Переработка тростника, одним из продуктов которой является меласса. Она дистиллируется (сбраживается) в биоэтанол (спирт).
  • Биоэтанол частично идет на производство санитайзеров и других спиртосодержащих технических жидкостей, частично — на производства крепкого алкоголя, а часть поступает на линию переработки в биоэтилен.
  • Из биоэтилена получают окись, которая методом гидратации превращается в МЭГ, ДЭГ и ТЭГ.

За более чем 30-летний срок IGL нарастила объемы по производству гликолей с 20 тыс. до миллиона тонн в год. Для сравнения — ежегодный объем производства МЭГ в России не превышает 400 тыс. тонн. Компания инвестирует в развертывание производства других востребованных химпродуктов.

IGL выпускает этоксилаты спиртов и кислот, полисорбаты, натуральную камедь, гликолевые эфиры и ацетаты, технические спирты. У компании одно из самых крупных производств антифризов и тормозных жидкостей на собственном МЭГ.

Отдельная линейка — крепкий алкоголь, в основном относящийся к категориям полупремиум и премиум. В прошлом году IGL запустила новый премиальный бренд с говорящим названием Amazing Vodka.

Компания со временем диверсифицировала и производство гликолей, запустив линию по выпуску МЭГ из сырья на основе попутного нефтяного газа. Но визитной карточкой IGL все же остаются биогликоли.

India Glycols — партнер глобальных корпораций

Стратегическое преимущество IGL — масштабное производство «зеленых» этанола, этилена и МЭГ с почти неограниченным доступом к дешевому сырью (в Индии выращивают до 350 млн тонн сахарного тростника ежегодно — больше только в Бразилии). Все это делает компанию важным элементом в международных цепочках кооперации по выпуску экопродуктов, для создания которых нужен МЭГ или предшествующие ему полуфабрикаты.

В августе мы писали о достижениях компании LanzaTech из США, которая в 2022-м открыла новый способ получения МЭГ с помощью инженерных бактерий. До этого американцы несколько лет продвигали товары, созданные из экологичных химических продуктов. Одним из их партнеров стали индусы — биоэтилен и МЭГ от IGL использовали для создания специальных тканей. Материал закупала компания Lululemon — американо-канадский производитель спортивной одежды.

Читайте также «Превратить углерод в МЭГ — фантастика или реальность?»

IGL приглашают к партнерству и топовые мировые производители химпродукции. В 2021 году индийская компания и Clariant — глобальная компания с штаб-квартирой в Швейцарии — создали совместное предприятие по производству окиси биоэтилена и его производных, включая МЭГ.

Партнеры объединили одну из промплощадок IGL в городе Кашипур с местным бизнесом Clariant по производству промышленных и потребительских товаров в Индии, Шри-Ланке, Бангладеше и Непале. Совместное предприятие претендует на лидерство в производстве экологически чистых производных окиси этилена и ведущим поставщиком этих возобновляемых материалов на быстрорастущий рынок потребительских товаров в Индии и соседних странах.

«Мы наблюдаем растущий спрос наших клиентов на товары для дома и личной гигиены на основе возобновляемых ресурсов. Создав совместное предприятие, мы будем стремиться к достижению этой цели с помощью инновационных, устойчивых и высококачественных решений, основанных на уникальных возможностях обоих партнеров», — отметил Кристиан Ванг, руководитель бизнес-подразделения Clariant по выпуску бытовых товаров.

Для поддержки стабильного производства на совместном предприятии IGL заключила долгосрочное соглашение о поставках туда окиси этилена, получаемой из биоэтанола.

Самая известная история сотрудничества IGL с мировыми брендами — поставки «зеленого» МЭГ для производства бутылок Coca-Cola. Мы обязательно расскажем в нашем блоге о значении биогликолей для крупнейшего производителя безалкогольных напитков.

Верхом на слоне — IGL самые крутые

Все крупные компании декларируют приверженность курсу на декарбонизацию и использование возобновляемых ресурсов. Многие к 2050 году готовы отказаться от ископаемого топлива и сократить выбросы углерода. В связи с этим ценность товаров, созданных из «зеленых» материалов, возрастает. МЭГ не исключение. Ряд зарубежных экспертов полагают, что уже к середине 30-х годов биогликолей начнут производить больше, чем традиционных гликолевых продуктов на нефтегазовом сырье.

Топ-5 производителей сахарного тростника

Кто еще кроме IGL производит или собирается производить гликоли из растительного сырья? Основные крупные проекты:

  • В этом году французская химическая и энергетическая компания Technip Energies выкупила у Iowa Corn Promotion Board (США) права на производство МЭГ на основе кукурузы. О планах по запуску производства пока ничего не известно.
  • Южнокорейская Dongsung Chemical и немецкая UPM Biochemicals договорились построить завод по переработке древесной биомассы в биохимикаты. Помимо прочей продукции, предприятие выпустит 220 тыс. тонн биоМЭГ в год. Производство должно стартовать в конце 2023 года.
  • Компания Avantium из Нидерландов в 2021 году объявила об успешном тестировании собственного растительного МЭГ и о строительстве совместного с Cosun Beet Company (переработчика свеклы) завода. Запустить производство свекольного МЭГ планируют в 2025 году.
  • У Coca-Cola есть контрактное производство тростникового МЭГ в Бразилии. Из этого материала делают экологичные ПЭТ-бутылки для напитка.

По сравнению с этими проектами у IGL налаженный устойчивый бизнес по выпуску «зеленого» МЭГ. Ценность индийской компании в коллаборациях с другими производителями будет только возрастать. Не исключено, что в ближайшие годы крупные химические компании локализуют производство МЭГ в странах, богатых сахарным тростником, — помимо доступного сырья там недорогая рабочая сила и низкая себестоимость производства.

24 августа, 2022
Как диджитализация стала конкурентным преимуществом главного производителя МЭГ в РФ

Нефтегазохимический холдинг СИБУР запустил цифровую трансформацию процессов управления и производства пять лет назад.

Нефтегазохимический холдинг СИБУР запустил цифровую трансформацию процессов управления и производства пять лет назад. В 2022 году это один из самых технологически продвинутых бизнесов в стране. Какие результаты получил СИБУР от внедрения цифровых продуктов?

Данные СИБУРа

СИБУР объединил два мира. Первый: нефтегазохимическое производство, где пользуются технологиями, проверенными десятилетиями — там все стандартно, размеренно и даже скучно, а главный принцип — лишь бы работало. Второй: IT-сфера, где роятся множество идей и проектов, способных менять привычные вещи, — там все сверхдинамично и неформально, царят свобода и креатив.

В СИБУРе два этих мира дополняют друг друга, продуктивно взаимодействуя. Результат такого коллаба — прорывные технологические решения, которые, наряду с другими факторами, подтверждают лидерство холдинга в нефтегазохимии РФ.

Читайте также: Безопасность в авиации: создание отечественных антиобледенителей и рынок сегодня

Цифровая трансформация СИБУРа влияет на все процессы и всю продукцию компании, в том числе на выпуск моноэтиленгликоля (МЭГ). В нашем сегодняшнем обзоре — главные, уже внедренные цифровые продукты холдинга, о которых еще лет десять назад можно было сказать: «Это фантастика».

Умное зрение увидит все

Один из продуктов — видеоаналитика. Присущие ей опции контроля и отбраковки позволяют повысить качество продукции. Кроме того, инструменты видеоаналитики своевременно сигнализируют оператору о необходимости вмешаться — это минимизирует риски внезапной остановки линий производства, а также обеспечивает выполнение всех правил промбезопасности.

По данным СИБУРа, на предприятиях холдинга к началу 2022-го работали порядка 2000 камер технологического видеонаблюдения, из них 70 % функционировали в умном режиме — автоматически фиксировали ситуации, которые требуют внимания оператора и его возможное вмешательство.

Умное зрение автоматически отбраковывает неподходящую продукцию. Например, специальное устройство сканирует крошку каучука на производственной линии и выделяет брак, замечая неподвластные человеческому зрению несоответствия по цвету. Еще одна система интеллектуального зрения сортирует продукцию — определяет марку каучука и выдает команду роботу-руке сортировать брикеты по строго определенным контейнерам. Еще три года назад работники заводов СИБУРа вручную отбраковывали и сортировали продукцию.

В холдинге уточняют, что вероятность ошибки при автоматизированной — благодаря умному зрению — сортировке не превышает 0,01 %.

Интернет вещей: сбор данных теперь автоматизирован

На большинстве предприятий работники производства совершают обходы и буквально «руками» снимают данные с оборудования. СИБУР взял курс на автоматизацию процесса — всю необходимую информацию людям регулярно отправляют датчики. Они же сигнализируют, если показатели отклонились от нормальных значений. Такую систему называют промышленным интернетом вещей (IIoT). В компании он реализован на основе программно-аппаратного комплекса, включающего сеть датчиков и платформы.

Особые условия работы заводов СИБУРа требуют спецоборудования для IIoT — с сертификатом взрывозащиты и устойчивостью к экстремальным температурам. Поставщики не смогли предложить компании аналогов, поэтому IT-специалисты холдинга создали свои Bluetooth-маяки и датчики температуры.

Информацию с датчиков принимает IIoT-платформа, которая в управлении не сложнее системы «умный дом». Она систематизирует, хранит и визуализирует данные для пользователей, а также передает информацию другим системам.

Интернет вещей позволяет компании высвобождать десятки тысяч человеко-часов с помощью инструментария продвинутой автоматизации сбора информации.

Алгоритм действий обеспечивает продвинутая аналитика

Data Science (наука о данных) в компании применяют для сокращения издержек и большей эффективности производственных процессов на опасных объектах. Цифровые модели анализируют изменения в технологическом режиме, высчитывают вероятность снижения качества продукции, избыточного расхода сырья и энергии, внеплановых ситуаций — и формируют рекомендации. Искусственный интеллект не заменяет сотрудников, а помогает им принимать лучшие решения.

Какой эффект удалось достичь за счет применения рекомендательных моделей в СИБУРе? Вот несколько примеров:

  • Система поддержки принятия решений на производстве бутадиена в «ЗапСибНефтехим» рекомендует оптимальные параметры режима в текущих условиях. Это увеличивает годовую производительность бутадиена примерно на 1200 тонн.
  • Прогнозное обслуживание оборудования на производстве полипропилена в «ЗапСибНефтехим» исключает аварийные остановки и снижает объем некондиции на 1500 тонн в год.
  • На установке для полимеризации пропилена в «Томскнефтехим» модель дает рекомендации по параметрам технологического режима. Это позволяет добиться устойчивости показателя текучести расплава порошка полипропилена и повышает производительность.

AR-комплекс помог привлечь внутренних экспертов

На любом производстве требуется контролировать технологический процесс, а также оперативно доводить информацию до экспертов. В СИБУРе с этой целью создали собственный программно-аппаратный AR-комплекса (от англ. augmented reality — дополненная реальность).

Он включает AR-очки и платформу видео-конференц-связи. Очки, которые управляются голосом, крепят на каску сотрудника. На их экран во время связи выводят всю необходимую информацию — у работника при этом свободны руки для решения задачи.

Такой комплекс позволяет привлекать любых экспертов предприятия без потери времени и рисков для информационной безопасности. Внедрение комплекса дополненной реальности на заводах СИБУРа позволило сократить затраты на внешних экспертов, а также уменьшить число служебных командировок.

В период ограничений из-за пандемии COVID-19 AR-инструментарий позволил обеспечить бесперебойную работу производственных линий и ремонт оборудования с удаленным привлечением экспертов.

Что дала «цифра» СИБУРу?

Внедренные в холдинге IT-продукты охватывают ключевые бизнес-процессы, включая планирование, производство, ремонты, сбыт, промбезопасность. В числе важных цифровых проектов отметим:

  • Использование беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) для мониторинга труднодоступных объектов.
  • Визуализацию производственных показателей — операторы процессов получают подсказки и лучше управляют процессами, затрачивая меньше ресурсов.
  • Цифровую лидогенерацию, позволяющую автоматизировать процесс поиска покупателей путем сбора и анализа больших данных.
  • Мобильные обходы для мониторинга оборудования. Продукт включает взрывозащищенный смартфон, приложение, NFC-метки на путях обходов.

По данным СИБУРа, экономический эффект цифровой трансформации только в 2021 году принес компании 11 миллиардов рублей.

Данные СИБУРа

«СИБУР-Нефтехим», главная площадка по выпуску МЭГ в составе холдинга, оценивает свой эффект от диджитал-проектов за прошлый год в 118 млн рублей. На заводе в стадии реализации было девять цифровых инструментов. В 2022-м к ним прибавятся проекты по запуску промышленного интернета вещей и БПЛА.

Компетенции, накопленные СИБУР за время цифровой трансформации, позволят компании выйти на внешний рынок IT-продуктов, что особенно актуально в 2022 году, когда Россия фактически оказалась в технологической блокаде со стороны Запада. В июле компания объявила о старте продаж системы интеллектуального видеонаблюдения за производством «Черный экран» собственной разработки. В рамках импортозамещения холдинг также намерен продвигать для внешних пользователей и собственный комплекс промышленного интернета вещей.

СИБУР в этом году запустил «пилоты» по внедрению прекрасно зарекомендовавших себя цифровых продуктов на своих новых активах — заводах «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим».

Диджитал-трансформация затрагивает в СИБУРе большинство ключевых производственных и вспомогательных процессов. Компания не только уже сейчас получает миллиардные эффекты от выхода в «цифру», но и создает задел для дальнейшей оптимизации основных операций, снижения себестоимости конечной продукции, повышения ее качества и создания новых высокомаржинальных продуктов. В отличие от многих российских производственных компаний, нефтегазохимический холдинг разработал собственные продвинутые IT-продукты, что особенно актуально в условиях затрудненного доступа бизнесов из РФ к зарубежным технологиям. Для СИБУРа это важный фактор устойчивости и конкурентоспособности.

19 августа, 2022
Сделали прогноз цен на нефть в 2022 и 2023 годах — выводы неоднозначные

Инвестбанки и аналитики пересматривают прогнозы цен на нефть, волатильность которой обеспечила нервная геополитическая обстановка. Одни участники рынка ждут роста стоимости сырья до 140 долл. за баррель, а другие — ее падения до 70 долл. Реальная ситуация будет полностью зависеть от баланса спроса и предложения.

Инвестбанки и аналитики пересматривают прогнозы цен на нефть, волатильность которой обеспечила нервная геополитическая обстановка. Одни участники рынка ждут роста стоимости сырья до 140 долл. за баррель, а другие — ее падения до 70 долл. Реальная ситуация будет полностью зависеть от баланса спроса и предложения.

Сделали прогноз цен на нефть

В начале августа Управление энергетической информации Минэнерго США (EIA) прогнозирует, что средняя цена нефти североморского сорта Brent достигнет 104,8 долл. за баррель. Такой уровень выше июльского прогноза на 75 центов. На следующий год EIA увеличило ожидания сильнее — с 93,75 до 95,13 долл. за баррель. Прогноз средней стоимости североамериканской марки WTI на 2022 год составил до 98,71 долл. за баррель, на 2023 год — 89,13 долл за баррель, что почти соответствует прежним ожиданиям.

От цены на нефть напрямую зависит стоимость корзины базовых нефтепродуктов, в том числе сжиженных углеводородных газов, нафты и ШФЛУ, которые являются базовым сырьем для производства широкого спектра нефтехимических продуктов, в том числе моноэтиленгликоля. На середину августа цена нефти составляла около 94 долл. за баррель.

Всемирный банк на следующие два года прогнозирует ощутимо более высокие цены, чем американский Минэнерго. Там пояснили, что на фоне спецоперации России на Украине и введения западных санкций средняя стоимость барреля нефти может приблизиться к 140 долл. Реализации неблагоприятного прогноза они ожидают в случае, если Запад введет дополнительные санкции против российского энергетического сектора. Базовый прогноз предполагает среднюю цену на нефть в 100 долл., что тоже почти на четверть выше предыдущего варианта. В 2023 году эти показатели могут, по мнению Всемирного банка, остановиться на уровне 90 долл. в базовом и 110 долл. за баррель в негативном прогнозе.

Европа не останется без российской нефти

Российские эксперты в своих ожиданиях солидарны со Всемирным банком. Глава АКРА Михаил Сухов считает, что марка Brent к концу текущего года достигнет цены в 100-110 долл. за баррель, но при введении новых ограничений против российской нефти может взлететь до 130-140 долл. за баррель. Он поясняет, что такой резкий рост может вызвать попытка Запада установить для России специальный ценовой потолок. Также многое будет зависеть от условий европейской зимы. В случае низких температур спрос и, соответственно, стоимость энергоресурсов будет расти.

При этом эксперт сомневается, что установление полного эмбарго со стороны Европы на российское сырье вообще возможно, хотя оно включено в шестой пакет антироссийских санкций с рядом оговорок. В частности, отказ Евросоюза будет поэтапным. Отказ от импорта нефти по морю должен произойти в течение полугода, от нефтепродуктов — в течение 8 месяцев. Поставки по трубопроводу «Дружба» продолжатся.

Такие меры в отношении российского сырья неминуемо снизят объемы предложения на глобальном рынке нефти, что в перспективе будет поддерживать цены.

По расчетам консалтинговой компании BCA research, эмбарго ЕС сократит экспорт нефти из России примерно на 1,6 млн баррелей в сутки к концу года, и на 2 млн к 2023 году. Там дают прогноз цены в 119 долл. за баррель к концу года.

Санкциям вопреки

Несмотря на это в правительстве РФ, напротив, повысили прогнозы добычи и экспорта нефти не только в 2022 году, но и на ближайшие три года. Так, в прогнозе социально-экономического развития РФ от Минэкономразвития до 2025 года заложен рост экспорта нефти до 243,1 млн тонн в 2022 году (весенний прогноз предполагал падение до 228,3 млн тонн), в 2023 году — до 235,5 млн тонн (ранее — 224,8 млн тонн). Эксперты ОПЕК также прогнозируют рост добычи в России в 2022 году, но отмечают, что на перспективу сохраняется значительная неопределенность в отношении производства в стране.

Основными вариантами замещения в Европе российской нефти и драйверами роста предложения жидких углеводородов станут США, Норвегия, Бразилия, Канада и Гайана.

Однако рост добычи в США и геополитическая ситуация в Восточной Европе остаются под большими вопросами.

Ядерный вопрос

Еще одним фактором неопределенности является увеличение поставок на мировой рынок нефти из Ирана, возможность которого полностью зависит от итогов переговоров по ядерной сделке. Речь идет о договоренностях от 2015 года, когда Великобритания, Германия, Китай, Россия, США, Франция и Иран согласовали Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), предполагающий снятие санкций в отношении Ирана в обмен на ограничение его ядерной программы. Но, считают эксперты Goldman Sachs Group Inc, соглашение о ее восстановлении вряд ли будет заключено в ближайшей перспективе. Даже в случае быстрого достижения договоренностей между Ираном, Евросоюзом и США, иранское сырье не вернется на мировой рынок до следующего года.

Сейчас экспорт из Ирана находится на уровне 1 млн баррелей в сутки. Увеличение поставок из страны, по прогнозу экспертов, приведет цены нефти сорта Brent на уровень в 115-120 долл. за баррель в 2023 году, что на 5-10 долл. больше текущего прогноза. Переговоры по иранской ядерной программе возобновились в августе и демонстрируют некоторый прогресс.

Читайте также: Газовый даунстрим в Средней Азии: повлияют ли проекты СНГ на российский рынок этиленгликоля

Альтернативное мнение

Большинство экспертов ожидают роста нефтяных котировок, однако есть и радикально иные прогнозы. Так, аналитики Citigroup считают, что к концу 2022 года они, наоборот, рухнут до 65 долл. за баррель, а к концу 2023-го — до 45 долл. Такие параметры близки к рубежу предельных издержек производителей. Эксперты объясняют свое мнение слабым влиянием соглашения по контролю цен на нефть стран-участниц ОПЕК+ на ситуацию на рынке, а также снижением инвестиций в нефтедобывающей отрасли.

Такие опасения разделяют в саудовской Saudi Aramco. Глава компании Амин Нассер в середине августа отмечал, что сейчас в нефтяную отрасль в мире поступает недостаточно инвестиций для удовлетворения будущего спроса даже при самых консервативных его оценках. Он напомнил о долгосрочных трендах на нефтяном рынке, в частности, о том, что спрос на нефть продолжит расти до конца десятилетия. В июне поставки из Саудовской Аравии росли, а добыча превысила максимальный уровень за два года, свидетельствуют данные JODI.

Высокий спрос

Летом 2022 года спрос на нефть уже несколько недель растет на фоне аномальной жары на европейском континенте и перехода на этот вид топлива из-за взлета цен на газ. К 15 августа фьючерсы доходили до уровня 2 600 долл. за тыс. кубометров. С учетом этого Международное энергетическое агентство (МЭА) в августе повысило прогноз спроса на нефть на 2022 год на 380 тыс. баррелей в сутки.

Эксперты сходятся во мнении, что баланс рынка на фоне геополитической обстановки остается хрупким, так что, скорее всего, до конца года прогнозы ключевых участников рынка еще не раз изменятся, что отразится и на рынках потребления.

Читайте также: Увеличение выпуска МЭГ: есть возможности, но нет необходимости

Как отмечает независимый эксперт Леонид Хазанов, мировой рынок моноэтиленгликоля в этой ситуации будет прежде всего отталкиваться от цен на природный газ, которые в настоящее время находятся на максимально высоких за последние годы уровнях из-за перекоса в балансе спроса и предложения.

В подобных условиях химические заводы Европейского Союза работают с большим трудом и в случае подорожания «голубого топлива» будут вынуждены пойти на сокращение загрузки или даже остановку мощностей, отмечает эксперт. Он предполагает, что возможна нехватка МЭГ на глобальном рынке, хотя ее частично сумеет компенсировать Саудовская Аравия, являющаяся сейчас крупнейшим производителем и экспортером моноэтиленгликоля. Дефицит будет стимулировать рост цен. Их будет поддерживать и рост спроса на пластиковую тару из политиэтилентерефталата (ПТЭФ, ключевая отрасль потребления МЭГ), полагает эксперт.