Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Звонок по России бесплатный
8 800 55-11-037
Офис продаж:
Нижегородская область, г. Дзержинск, Автозаводское шоссе, д. 69Б
Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Главная » Блог » Российский рынок МЭГ не заметил санкций
Гликоли.ру logo
129164, Москва, Ракетный бульвар, д. 16, 7 этаж
+7 (495) 249-49-45,

Российский рынок МЭГ не заметил санкций

Очередной пакет европейских санкций, который включил запрет импорта моноэтиленгликоля, напрямую не отразился на российском рынке этого продукта. Закупки МЭГ из-за рубежа начали последовательно снижаться еще два года назад на фоне логистических проблем, вызванных коронавирусом. В то же время косвенно меры ЕС могут вызвать сужение рынка антифризов и антиобледенительных жидкостей.

Российский рынок МЭГ не заметил санкций

Евросоюз 3 июня опубликовал шестой с начала спецоперации на Украине пакет санкций против России. Ключевым товаром, от которого страны ЕС решили постепенно отказаться, стала российская нефть, ввозимая по морю. Ее импорт должен остановиться через шесть месяцев, то есть к концу года. При этом сухопутные поставки по нефтепроводу «Дружба» пока сохраняются. Таким образом Евросоюз рассчитывает отказаться почти от 90% импорта российской нефти. Также документ предполагает отказ от ряда российских нефтепродуктов в течение восьми месяцев.

По расчетам экспертов, это приведет к резкому падению добычи в России уже к концу 2023 года и серьезным финансовым потерям. Управление энергетической информации (EIA) Минэнерго США ожидает снижения этого показателя с 11,3 млн. баррелей в сутки в первом квартале 2022 года до 9,3 млн. баррелей в сутки в четвёртом квартале 2023 года.

BCS Global Markets в рамках стресс-теста оценивает потери российского бюджета на уровне $30-50 млрд в 2023 году.

«Эти меры могут стать серьезным вызовом для российской экономики, которая в существенной степени зависит от нефтяных доходов и ее партнерства с Европой», — полагают эксперты банка.

Не так уж страшно

Помимо этого в шестой пакет санкций попали 80 химических продуктов, которые могут использоваться для производства оружия. Среди них – этиленхлорид, нитрометан, диэтиловый и диметиловый спирты, метиламин, ацетон, ацетилен, аммиак, этанол, этилен, оксид этилена, метанол, сера и ее производные, а также моноэтиленгликоль. Несмотря на внушительный список эксперты не ожидают существенного влияния принятых мер на российскую химическую отрасль. По их мнению, часть попавшей под запрет импорта продукции Россия делает сама, а часть может покупать или уже закупает в Китае.

Не вызывает опасений у участников рынка и ситуация с поставками моноэтиленгликоля. Его основными потребителями выступают производители полиэтилентерефталата (ПЭТФ, основа для производства пластиковой тары), антифриза и теплоносителей, а также авиационная промышленность, где его используют в составе антиобледенительного средства.

Покупатели напоминают, что в целом спрос на российском рынке МЭГ, который оценивался в 2021 году примерно в 400 тыс. тонн, обычно стабилен и растет довольно медленно.

Единственным производителем моноэтиленгликоля в России с прошлого года является СИБУР. Компания и ранее занимала около 80% рынка МЭГ в России. Но после сделки по объединению с ТАИФ СИБУР получил два новых актива по выпуску моноэтиленгликоля – «Нижнекамскнефтехим» и «Казаньоргсинтез», на которые приходится оставшаяся часть рынка.

Планирование наперед

При этом традиционно СИБУР выпускает МЭГ фактически «под заказ». Основные поставки на внутренний рынок идут по заранее поданным заявкам и прямым договорам с потребителями, так что компания всегда довольно четко знает, сколько ей нужно выпустить продукции, чтобы не создавать дисбаланс в секторе потребления. В свою очередь сбыт «Нижнекамскнефтехима» до вхождения в группу СИБУРа шел через трейдеров, что позволяло игрокам при необходимости найти дополнительные объемы на рынке. Но сейчас такой возможности у них практически не осталось особенно на фоне закрытия импортных поставок.

Море возможностей

Исторически импорт МЭГ в Россию оставался невысоким, особенно в последние месяцы на фоне резкого роста цен на мировых рынках из-за подорожания сырья – продуктов переработки нефти и газа (нафты, сжиженных углеводородных газов и широких фракций легких углеводородов). Ключевыми точками для российских импортеров были наиболее близкие к России европейские хабы – Антверпен, Амстердам и Роттердам, хотя теоретически купить моноэтиленгликоль они могли в любой точке мира.

Но практически широту географии закупок ограничивало транспортное плечо и соответствующие расходы на логистику, которые делали отрицательной себестоимость продукции. Дополнительно последние два года возможности импорта сводил на нет коронавирус и связанные с ним меры. На фоне нарушения логистических цепочек во время локдаунов, некоторые рынки, прежде всего азиатские, были недоступны в течение нескольких недель. Итогом сложившейся ситуации стало резкое, в пять-шесть раз, подорожание фрахта.

Единственный покупатель

Фактически единственным крупным импортером моноэтиленгликоля в Россию, поясняет глава Центра отраслевых исследований Андрей Костин, был производитель ПЭТФ в Калиниградской области «Экополимеры», что было обусловлено географическим положением. Близость к порту позволяла компании закупать МЭГ за рубежом, сохраняя экономическую эффективность. Помимо Европы, добавляет эксперт, в отдельные моменты подорожания моноэтиленгликоля на внутреннем рынке импорт шел даже из Саудовской Аравии. Объемы закупки, по его оценке, составляли 60-70 тыс. тонн в год, но сейчас сошли на нет, так что европейский запрет на поставки МЭГ в России уже никак не повлиял на ситуацию. Его мнение подтверждают данные другого участника рынка, который отмечает, что импорт «Экополимеров» начал падать еще с марта 2022 года, когда из России ушли крупнейшие судовладельцы-перевозчики, такие как Maersk.

С марта по май включительно в Россию было импортировано всего около 7 тыс. тонн МЭГ (без учета Ирана), что на 60% ниже показателей аналогичного периода 2021 года.

Возможные последствия

По мнению Андрея Костина, при необходимости нарастить объемы производства моноэтиленгликоля для поставок этого продукта на внутренний рынок может СИБУР, но это вряд ли понадобится, так как спрос на этиленгликоль стагнирует.

Хотя, отмечают на рынке, если бы был рынок сбыта, это могло бы стать хорошим способом утилизации СУГ и нафты, переизбыток которых на фоне ограничений экспорта из-за санкций стал серьезной проблемой для нефтегазовых компаний. Эти продукты выделяются в ходе первичной переработки нефти и газа, то есть при невозможности их сбыта производители вынуждены снижать добычу, так как хранить большие объемы этих видов сырья не представляется возможным. Из-за профицита цены на СУГ и нафту в России резко упали, так что компании стараются сокращать их выпуск.

По данным Росстата, в апреле производство пропана и бутана снизился до 1,2 млн тонн, что на 13,2% меньше показателя марта, и на 10,3% – показателя апреля 2021 года.

Таким образом, европейские санкции напрямую не отразились на российском рынке моноэтиленгликоля. В то же время косвенно они еще могут на нем сказаться, считают участники рынка. После отказа крупнейших автоконцернов ЕС от поставок в Россию автомобилей, потребление антифриза может снизиться, что повлияет на спрос на МЭГ со стороны производителей. Аналогичная ситуация складывается и в секторе противообледенительных жидкостей, потребление которых может упасть на фоне сокращения количества полетов российскими авиакомпаниями.

Вам также может быть интересно
21 июня, 2022
Российский рынок МЭГ не заметил санкций
Очередной пакет европейских санкций, который включил запрет импорта моноэтиленгликоля, напрямую не отразился на российском рынке этого продукта. Закупки МЭГ из-за рубежа начали последовательно снижаться еще два года назад на фоне логистических проблем, вызванных коронавирусом.
17 июня, 2022
Производству пластика в Европе может прийти конец – есть одно решение
Чтобы поддержать производителей, нужно масштабировать переработку отходов.
14 июня, 2022
Как окончание локдауна в Шанхае повлияет на рынок монопропиленгликоля
С 1 июня в Шанхае постепенно снимаются ограничения, связанные с COVID-19. Европейские трейдеры внимательно следят за рынком монопропиленгликоля в Северо-Восточной Азии. Вместе с аналитиками компании ICIS постараемся выяснить, как выход из локдауна повлияет на мировую торговлю и экономику. Ниже — перевод статьи Николь Симпсон.