Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Звонок по России бесплатный
8 800 55-11-037
Офис продаж:
Нижегородская область, г. Дзержинск, Автозаводское шоссе, д. 69Б
Режим работы:
Пн—Пт
09:00—17:00
E-mail:
info@glycols.ru
Главная » Блог » Новые ограничения из-за COVID-19 ударили по китайской нефтехимии, но это вряд ли скажется на тренде ускоренного развития отрасли
Гликоли.ру logo
129164, Москва, Ракетный бульвар, д. 16, 7 этаж
+7 (495) 249-49-45,

Новые ограничения из-за COVID-19 ударили по китайской нефтехимии, но это вряд ли скажется на тренде ускоренного развития отрасли

Фактор COVID-19 все еще сильно влияет на глобальную экономику, хотя мир адаптировался к пандемии, а производство и потребление прошли стадию постковидного восстановления. В 2022-м главным источником коронакризисных угроз выступает Китай. Из-за вспышки в марте в жестском локдауне оказался финансово-экономический центр страны – Шанхай. Разбираемся, как китайская политика нулевой терпимости к коронавирусу сказывается на местной нефтехимии и производстве МЭГ.

Новые ограничения из-за COVID-19 ударили по китайской нефтехимии, но это вряд ли скажется на тренде ускоренного развития отрасли

Китаю удавалось неплохо справляться с коронавирусом и даже сохранить рост ВВП. Успех КНР связывали с жесткими запретительными мерами. В полной мере ощутить, что такое политика нулевой терпимости к COVID-19, которую исповедует руководство Китая, довелось жителям Шанхая и других городов страны, где весной фиксировали вспышки коронавируса. Болезнь в ее нынешнем «омикроновом» варианте менее опасна, чем ранее, поэтому действия властей ряд экспертов считают чрезмерными.

С конца марта громадный Шанхай с 24 миллионами жителей изолирован – отрезаны почти все контакты извне. Внутри мегаполиса запретили движение личного и общественного транспорта, закрыли предприятия и учреждения, фактически заперли горожан дома.

Экономическое значение Шанхая. Факты:

  • В городе около 800 региональных штаб-квартир мировых корпораций. В их числе Tesla, Apple и Coca-Cola.
  • Шанхайская фондовая биржа занимает третье место в мире по рыночной капитализации.
  • Предприятия в Шанхае и близлежащих городах дельты Янцзы дают ВВП Китая до 20 процентов.
  • У порта Шанхая первое место в мире по грузообороту среди контейнерных портов.

Именно в экономическом сердце Поднебесной – Шанхае, запретительные меры стали наиболее жесткими. Этот локдаун по мнению агентства Bloomberg, создает более серьезные риски для глобальной экономики, чем кризис двухлетней давности, – со времен начала пандемии мир стал сильнее зависеть от экспорта из КНР.

Влияние локдауна 2022 года в КНР на китайскую и мировую экономику. Факты:

  • Безработица в Китае достигла 5,8%. В 2021 году – 5,1 процент.
  • Мировые финансовые институты понизили прогноз роста ВВП КНР. UBS с 5 до 4,2%, Bank of America – с 4,8 до 4,2%.
  • В портах КНР застряли более 500 судов – это примерно ¼ от тоннажа всех судов в мире, ожидающих погрузки.
  • Ряд корпораций, включая Apple, заявили о возможных проблемах на производстве из-за сбоя поставок их КНР.

Как локдаун влияет на нефтехимический комплекс Китая?

Промышленный сектор Китая тоже стал «жертвой» политики нулевой терпимости к коронавирусу. Предприятия нефтехимического комплекса – не исключение. Производство обслуживают сильно сокращенные смены рабочих, часть заводов досрочно перевели в режим плановых предупредительных ремонтов. У нефтехимиков КНР проблемы с логистикой внутри страны и международной торговлей, а огромные перерабатывающие мощности для затормозившей экономики выглядят избыточно.

КНР сосредоточила 16 процентов мировых мощностей по переработке нефти. Несмотря на развитие нефтепереработки, китайские производители не могут предложить рынку нужные объемы высококачественных нефтехимических продуктов. Китай испытывает нехватку органического химического сырья, такого как ароматические вещества и олефины.

«Из-за ограничений переработчики готовой продукции из пластмасс находятся в более низком рабочем темпе, чем обычно. Чтобы остановить распространение эпидемии, некоторые предприятия конечных пользователей временно закрылись в таких районах, таких как Шанхай», – приводит отраслевое агентство ICIS слова своего старшего аналитика Эми Юй.

В агентстве отмечают, что действия властей в рамках стратегии по борьбе COVID-19 нанесли удар по спросу на текстильную продукцию и негативно повлияли на спотовый сегмент рынка моноэтиленгликоля (МЭГ).

Китай является крупнейшим импортером гликолей – МЭГ в основном завозят морем с Ближнего Востока и из Ирана. Однако прибывающие партии подолгу остаются в портах – не хватает персонала для разгрузки и обработки грузов, а заказчики не торопятся забирать МЭГ из-за спада производства конечной продукции. К началу третьей декады мая в портах КНР хранилось более 1,2 миллиона тонн МЭГ – в три раза больше, чем предельный годовой объем производства этого продукта в РФ. Статистика также показывает сворачивание импорта МЭГ китайскими покупателями с начала года.

Новые ограничения из-за COVID-19 ударили по китайской нефтехимии, но это вряд ли скажется на тренде ускоренного развития отрасли

На производство МЭГ внутри страны влияет мировое удорожание энергоносителей. В марте китайский отраслевой портал CCFGroup сообщал, что из-за цен на уголь, производители гликолей в провинциях Шаньси, Аньхой и Хэнань могут закрыть заводы до лучших времен. Особенностью производства МЭГ в Китае является использование в качестве исходного сырья угля, а не нафты или сжиженных углеводородных газов как в других странах. В апреле компания Zhejiang Petroleum & Chemical остановила линии по выпуску МЭГ из-за низкой маржи – производитель рассчитывает перезапуститься в конце июня.

В ICIS также говорят, что крупные производители полиэстера в КНР договорились сократить производство на 25%. В агентстве фиксируют ощутимое сокращение выпуска очищенной терефталевой кислоты, которая наряду с МЭГ является основным компонентом для получения полиэтилентерефталата (ПЭТ) – основы для пищевой и технической упаковки.

Контуры роста. Будущее китайской нефтехимии определяется прямо сейчас

Суровая политика нулевой терпимости к вирусу дает результат, – по крайней мере, в Шанхае. С конца мая там постепенно возобновляется работа общественного транспорта, горожане получили небольшие послабления по карантину. Нормальная жизнь в городе по плану властей должна восстановиться до конца июня.

Потрясения из-за COVID-19 в КНР, совпали с волной удорожания энергоносителей и пока неясной ситуацией с попытками Запада отказаться от покупок нефти и газа из РФ. В этих условиях Китай пытается получить как можно больше из собственной ресурсной базы: в первом квартале добыча нефти в стране выросла на 4,4 процента, газа на 6,6 процентов. Правительство КНР намерено увеличить добычу угля на 300 млн тонн по итогам 2022 года; с мая временно отменили пошлины на импортный уголь – создаются условия для снижения себестоимости продукции промпредприятий, которые летом должны вернуться в обычный ритм. Дешевый уголь может повысить рентабельность местных производителей МЭГ.

Создание собственного нефтехимического комплекса, способного насытить внутренний рынок сложными химическими продуктами – один из приоритетов промышленной политики Китая. Поэтому даже жесткий локдаун не помешал запустить в мае эксплуатацию нефтеперерабатывающего и нефтехимического завода в Ляньюньгане. Это новое предприятие компании Shenghong Petrochemical запитано на портовый нефтетерминал.

Продукция завода в Ляньюньгане:

  • топливо стандарта «Китай VI»;
  • 2,8 млн тонн в год ароматических углеводородов;
  • 1,1 млн тонн в год этилена.
Близлежащие заводы Shenghong Petrochemical будут включены в единый производственный комплекс с новой площадкой. Они способны давать до 1,5 млн терефталевой кислоты – новый объект может стать одним из драйверов производства китайского МЭГ (вероятно это будет продукт классического, а не угольного происхождения).

Главные выводы

  • Политика нулевой терпимости к COVID-19, реализуемая властями Китая в ответ на вспышку коронавируса в Шанхае и других городах, замедлила экономику КНР и сказалась на секторе промышленного производства.
  • Весной 2022-го в Китае снизилось потребление нефтехимической продукции. Уменьшился импорт гликолевых продуктов, китайские производители МЭГ сократили производство.
  • КНР заинтересована в развитии нефтехимического комплекса в целом – это будет способствовать развитию производства МЭГ, которое пока не удовлетворяет даже местный спрос.
  • Последствия локдауна-2022 не до конца понятны. В июне Шанхай должен выйти из режима жесткого карантина, однако гарантий повторения ситуации в других крупных городах нет. «Закрытие» экономических центров Китая негативно влияет на мировую экономику, зависящую от поставок китайских товаров.
Вам также может быть интересно
21 июня, 2022
Российский рынок МЭГ не заметил санкций
Очередной пакет европейских санкций, который включил запрет импорта моноэтиленгликоля, напрямую не отразился на российском рынке этого продукта. Закупки МЭГ из-за рубежа начали последовательно снижаться еще два года назад на фоне логистических проблем, вызванных коронавирусом.
17 июня, 2022
Производству пластика в Европе может прийти конец – есть одно решение
Чтобы поддержать производителей, нужно масштабировать переработку отходов.
14 июня, 2022
Как окончание локдауна в Шанхае повлияет на рынок монопропиленгликоля
С 1 июня в Шанхае постепенно снимаются ограничения, связанные с COVID-19. Европейские трейдеры внимательно следят за рынком монопропиленгликоля в Северо-Восточной Азии. Вместе с аналитиками компании ICIS постараемся выяснить, как выход из локдауна повлияет на мировую торговлю и экономику. Ниже — перевод статьи Николь Симпсон.